ЗА ЖИМ ДЛЯ ДЕНЕГ: ПОЧЕМУ ФИТНЕС-ИНДУСТРИЯ УСКОЛЬЗАЕТ ОТ ВНИМАНИЯ РЕГУЛЯТОРОВ И ПРОВОДНИКОВ ГОСПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ЗОЖ

ЗА ЖИМ ДЛЯ ДЕНЕГ: ПОЧЕМУ ФИТНЕС-ИНДУСТРИЯ УСКОЛЬЗАЕТ ОТ ВНИМАНИЯ РЕГУЛЯТОРОВ И ПРОВОДНИКОВ ГОСПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ЗОЖ

Фактически законопроект No548412‐7, внесенный на рассмотрение Госдумы членами Комитета по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Дмитрием Пирогом и Михаилом Дегтяревым, предлагает две нормативные новации.

Во‐первых, помещает в законодательное поле само понятие «фитнес», определяя его как «часть физической культуры и массового спорта, направленную на ведение гражданами здорового образа жизни посредством организации физкультурно‐оздоровительных мероприятий, которая состоит в оказании гражданам услуг по проведению организованных и (или) самостоятельных занятий физической культурой с привлечением тренера и иных специалистов в области физической культуры и спорта, а также по участию в физкультурных мероприятиях и массовых спортивных мероприятиях».

Во‐вторых, утверждает, что деятельность объединенных этим понятием организаций должна регулироваться профессиональными стандартами.

Несмотря на лаконичность документа, и регуляторы, и представители индустрии восприняли его появление как революцию, способную всколыхнуть весомый сегмент потребительского рынка, сложившегося на стыке спортивных и оздоровительных услуг.

По данным экспертно‐аналитического центра при Общественной палате (ОП), в 2017 году фитнес‐клубы в России посетили 5,2 млн человек и только в Москве фитнесом занимались 7% жителей города. В этот период в стране действовало около 6‐7 тысяч фитнес‐клубов, а объем индустрии оценивался в 72 млрд рублей.

Первую попытку как‐то упорядочить деятельность фитнес‐клубов в 2016 году предприняли компании, организующие семинары для тренеров, – «Академия фитнеса», «Академия бокса» и «Мастера бокса». Представители этих школ разработали ГОСТ 57116, утверждающий основные регламенты для операторов фитнес‐индустрии. Документ описывал классификацию фитнес‐клубов, требования к их расположению, интерьеру, безопасности, а также давал развернутый дисклеймер относительно вреда жизни и здоровью посетителей.

В ГОСТе говорилось, например, что поставщик фитнес‐услуг не несет ответственности за подобные негативные последствия в случае предоставления клиентом неполных сведений о своем здоровье, занятий по не согласованной со специалистом программе, неосторожности посетителя или деятельности третьих лиц.

Помимо этого, в стандарте отмечалось, что в случае непредоставления посетителем фитнес‐клуба медицинской справки или выписки администрация клуба вправе считать, что противопоказаний для занятий спортом у него нет.

В 2017 году появился еще один ГОСТ 51615‐2017, описывающий уже фитнес‐программы. Однако детализированных требований к образованию и квалификации тренеров ни тот, ни другой документ не содержал. Более того, в соответствии с действующим законодательством, в том числе со ст. 4 ФЗ No162 «О стандартизации в РФ» от 29 июня 2015 года, соблюдение таких стандартов носит добровольный, а не обязательный характер. Тем не менее, ГОСТы операторов сегмента взбодрили.

«Крупные игроки рынка не участвовали в разработке данных стандартов, но появление этого документа подтолкнуло нас к мысли о необходимости участия бизнеса в отраслевом регулировании. Так в 2017 году появилась Ассоциация операторов фитнес‐индустрии [объединяет 134 клуба. – Vademecum]», – рассказывает президент этой НКО, директор по развитию сети клубов World Gym Ольга Киселева.

Примерно в то же время на фитнес‐индустрию обратили взор регуляторы. Как рассказал Vademecum один из авторов поправок в закон «О физической культуре и спорте в РФ» депутат Михаил Дегтярев, идея легализации фитнеса была озвучена в декабре 2017 года: «Тогда на площадке Общественной палаты состоялся круглый стол,
в котором, помимо меня и других членов нашего комитета, приняли участие представители комиссии ОП по физической культуре и популяризации здорового образа жизни, Минспорта, Минтруда, спортивного сообщества. После этого наш комитет выступил инициатором рассмотрения вопроса о законодательном регулировании фитнес‐индустрии и внесении изменений в базовый закон».

Депутаты называют два серьезных повода для целенаправленной законотворческой активности. Во‐первых, намерение следовать майскому указу президента «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года», в соответствии с которым через шесть лет систематически заниматься спортом должны 55% граждан страны. Во‐вторых, участившиеся случаи травм и смертей, в том числе – детей, во время занятий спортом. Только за последние два года ОП зафиксировала 11 случаев гибели детей и подростков во время тренировок и спортивных занятий.

Главной причиной трагических инцидентов регуляторы считают недостаточную квалификацию тренеров и в целом отсутствие системы отбора профильных специалистов. Число инструкторов, задействованных в фитнес‐индустрии, по разным оценкам, сейчас составляет 22–26 тысяч человек. При этом многие предприятия этой сферы практикуют сотрудничество с тренерами, имеющими ИП и одновременно работающими в разных залах. «Сами владельцы клубов признают, что контролировать тренеров им достаточно сложно», – говорит основатель работающей с фитнес‐индустрией компании «Диагностека» Марика Хлуд.

Квалификация персонала фитнес‐клубов нормативно не описана, работу тренеров никто не контролирует. Утвержденные ГОСТом требования к фитнес‐инструкторам не подразумевают наличие специального образования, а ограничиваются тремя позициями: способностью предоставить потребителям информацию о фитнес‐программе, компетентностью при построении занятий и реализации фитнес‐программ, знанием поло‐ жений ГОСТа.

В документе, правда, говорится, что профессиональное образование, спортивная квалификация и подготовка персонала должны быть подтверждены документами, оформленными в установленном порядке, но опять же не разъясняется, какую именно специализацию должны подтверждать эти документы. Некомпетентность фитнес‐инструкторов вызывает негодование профессиональных спортсменов.

«Вопрос в уровне квалификации. Наибольшую проблему представляет собой «дворовой» уровень фитнес‐клубов, их персонала и клиентов, которые занимаются самостоятельно, не имея никакого представления о правильной нагрузке. Идеально было бы, если бы все инструкторы имели статус кандидата в мастера спорта, вопрос, где взять столько таких инструкторов», – рассуждает двукратная Олимпийская чемпионка Елена Исинбаева.

Опрошенные Vademecum представители фитнес‐индустрии единодушно признают необходимость строгого регулирования и внедрения в отрасли профстандартов, но обеспокоены деталями, в частности тем, кто в случае утверждения соответствующих требований будет нести затраты по обучению специалистов.

По словам Михаила Дегтярева, главной задачей закона было закрепление самого понятия «фитнес», а разработкой профстандартов и соответствующими деталями будет заниматься работающая в этой сфере общественная организация: «Будет ли это действующая организация или новая структура, решит сама фитнес‐индустрия». Утверждение соответствующего профессионального стандарта – прерогатива Министерства труда и социальной защиты, а ведомством, курирующим создание профстандарта, будет Минспорт.

«Осенью прошло обсуждение концепции поправок, сформирована рабочая группа с участием члена нашего комитета Дмитрия Пирога, юристов, сотрудников Минспорта и представителей фитнес‐индустрии», – рассказал Дегтярев. В Минспорте России на запрос Vademecum о фитнес‐поправках не ответили.

Впрочем, если благополучная судьба этого законопроекта не вызывает сомнений, то с такой важной составляющей фитнес‐индустрии, как медицинское сопровождение клубных занятий физкультурой, ясности нет никакой. Пока ни один из опрошенных Vademecum представителей регуляторных органов тему обязательного участия медработников в деятельности фитнес‐предприятий не затронул. В Минздраве РФ говорят, что поддерживают все инициативы, направленные на повышение числа граждан, занимающихся спортом, но свое участие в разработке профстандарта и законопроекта, легализующего само понятие «фитнес», отрицают – представителей ведомства к обсуждению этих документов не привлекали.

Источник: «Vademecum»